?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С 09.14 г. ситуация резко пошла в гору и одновременно под откос. Уточню, что под откос ее пришлось отправлять мне, своими руками (вот этими ручищами!), искусственно создавая главный принцип статики - равновесие.

Закончился мой музейный контракт, на новую работу меня брать отказались (в Комической Опере г. Парижа даже надсмеялись, предлагая детский контракт - "появляться будете мельком, в антракте, но зато в течение всего года" - "спасибо, не стоит", ответила я), летняя практика тоже выходила, как молоко у старой коровы, наконец, даже слон, мое неуловимое животное, ослабил хватку, готовясь к зиме. В довершение абсурда, меня записали в "проект Замок" и не выгнали из проекта по Италии (хотя, казалось бы! наша группа самая желанная во всей Школе), наконец, исчез мой кредитор - нотариус, собирающий деньги за студию после смерти старухи (-1), ну и слон, конечно, слон, да что там, у меня появилось целых 2 новых друга и 1 приятель, что для социопата, сами понимаете.. Короче, я продержалась около 3 мес., после чего срыв произошел сам собой, слабый организм наотрез отказался выполнять неположенные ему функции.

Были, конечно, и мелкие неполадки, вроде кризиса легкого экзистенциального страха смерти, но и они почему-то отошли на 2ой план перед серьезностью недавнего срыва. Серьезность его была, прежде всего, в неожиданности - я только чувствовала постепенное ухудшение состояния, но поделать ничего не могла. Тело брало надо мной верх, а я, поддакивая, отказываясь от пищи и сна, соглашалась с ним. Всё плыло, невозможно было удержаться на ногах, и я лишь отдавала себе отчет в потере сил. Мне оставалось только приказывать (как Наполеон под Москвой, можно сказать), нет, ты что, а представь, если бы ты сидела в офисе или министерстве, если бы у тебя были важные полномочия по сохранению аббатства, ведь ты бы тогда не смогла вот так вот отказаться и..

..И я все-таки отказалась. Прежде чем в очередной раз устроить охоту на слона, который в последнее время стал таким наудивление добрым и злопакостным одновременно, что у меня буквально не поднималась на него рука (из-за этого решительно абсурдного сочетания), я огляделась по сторонам. Так и есть, лучшие друзья! Ну конечно, от кого же еще можно ожидать удара в спину? Ты только ничего не говори Вадиму, нам же еще с ним жить, работать рука об руку, он еще нас всех издаст. Это когда-то мы знали Климова как вечно-пьяного режиссера-математика, где уж - теперь он важный семьянин и магнат книжного бизнеса.

Если не издаст Климов, то не издаст никто; кто-то бы издал, но тут, вот ведь историческая незадача, Путин закрыл к чертям абсолютно все газеты, телеканалы и радио. Поэтому ему ничего говорить нельзя, вообще ничего - наши слова, даже самые разумные, Климов будет трактовать себе в угоду. Так что поосторожнее, заклинают меня, ни слова ему, ты же наверное сболтнешь, Ника, помнишь, как тогда.. Ты испортишь нам путь к славе, черт возьми, Ника, ты понимаешь, или нет, неужели не понимаешь?

Представляю себе их жизнь - авторы, как птенцы, расселись по своим подмосковным комнатушкам, каждый за своим компьютером пишет что-то невообразимо-гениальное, утром вскакивает на работу, вечером говорит коллегам, что ему нужно в больницу к матери, а сам идет на Презентацию к Климову - а там, алкоголь рекой, философ Флот, умная Маша, Самая Красивая Женщина на Земле, там жизнь... И Климов уже не может не с кем дружить, друзья превратились в спутников, сопроводителей редактора. Он больше не одинок, и на случай неурядиц у него есть официальная семья. Климов выиграл в2не, а мы в2не проиграли. У меня, к примеру, нет ни то, что семьи, но даже и ее подобия. Так что не мне судить о Путине и его действиях. Развязали войну с Украиной - значит, так нужно, значит, что-то имелось в виду, и с Крымом что-то имели в виду, и даже самолет сбивали с разумным умыслом. Твое дело изображать эмигранта, а не рассуждать о судьбах России, тактично напоминают мне друзья, раскрывая за обедом книжки Дугина. Ваше дело разыграть нам типичного русского, говорят мне французские преподаватели с отвратительным акцентом, allez!

Я-то думала заниматься литературой, театрой, рисованием, зданиями, на худой конец. А тут ведь что, оказывается, всё, что я  должна делать - это ничего не говорить Климову и не упоминать слова "Путин" (по-русски просто - ничего не делать, лежать на печи). Все было настолько очевидно, что все-таки неясно, чему я учусь вот уже 10 лет в высших учебных заведениях разных стран мира.

Но дело не в Путине, этом банальном русском тиране. Дело в Украине. Вот чего мои русские друзья всё никак не могут понять, и не поймут уже никогда. Когда-то ребенком я забавы ради задавалась вопросом, а на чьей стороне я бы оказалась, если бы пришлось воевать. Разумеется, я никогда не думала, что война может быть между Украиной и Россией, такая мысль и в голову не приходила. Она ведь может прийти в голову только русскому, имперскому интеллектуалу современности. Зато теперь я нашла ответ на свой вопрос. На фронт еще не ушла, да и зачем - я выросла пацифистом, и не намерена умирать ни за какую страну мира; я положу свою жизнь только ради сохранения какого-нибудь  французского собора. Но всё-таки как бы там ни было - не говорите Климову, не говорите Путину - дорога в Россию мне заказана. Я ни за что не поеду в страну, способную настолько безмозгло заучивать историю и настолько бездарно выдумывать новую.

Поэтому я покупаю себе Камеру Обскура. Не нужны больше друзья, не нужна больше страна моего паспорта, не нужна больше и реальность, довольно ее отражения, которое я смогу обводить карандашем.


_DSC0742

Камера обскура, позволяющая лучше увидеть то, ради чего нежалко отдать жизнь